ЭПОСЫ   <<<    >>> 
CCXXXIV
Li amiralz escheles ad justedes:
La premere est des jaianz de Malprese,
L'altre est de Hums e la terce de Hungres,
E la quarte est de Baldise la lunge
E la quinte est de cels de Val Penuse
E la siste est de [...] Maruse,
E la sedme est de Leus e d'Astrimonies;
L'oidme est d'Argoilles e la noefme de Clarbone,
E la disme est des barbez de Fronde:
Co est une gent ki Deu nen amat unkes.
Geste Francor escheles i numbrent.
Granz sunt les oz u cez buisines sunent.
Paien chevalchent en guise de produme. AOI.
  CCXXXIV
За десятью полками - десять новых.
Полк первый - исполинские мальпрозцы,
Второй - из гуннов, в третьем - венгров толпы.
В четвертом - люд Бальдизы отдаленной.
Полк пятый состоит из вальпенозцев,
Шестой - из эглей и бойцов Марозы,
Из ливов полк седьмой и атримонцев,
В трех остальных - аргойльцы и кларбонцы
И, наконец, бородачи вальфрондцы,
Народ, который ненавистен богу.
Полков там было тридцать ровным счетом.
Об этом нам "Деянья франков" молвят.
Под звуки труб арабы скачут гордо. Аой!

 

CCXXXV
Li amiralz mult par est riches hoem.
Dedavant sei fait porter sun dragon
E l'estandart Tervagan e Mahum
E un ymagene Apolin le felun.
Des Canelius chevalchent envirun.
Mult haltement escrient un sermun:
"Ki par noz Deus voelt aveir guarison,
Sis prit e servet par grant afflictiun!"
Paien i baissent lur chefs e lur mentun;
Lor helmes clers i suzclinent enbrunc.
Dient F[r]anceis: "Sempres murrez, glutun!
De vos seit hoi male confusiun!
Li nostre Deu, guarantisez Carlun!
Ceste bataille seit ju(ic)get en sun num!" AOI.
CCXXXV
Могуч эмир и храбростью известен.
Несут пред ним хоругвь с драконом в сечу,
И стяги Тервагана с Магометом,
И Аполленово изображенье.
Вокруг него гарцуют хананеи.
Их голоса разносятся далече:
"Кто от богов ждет помощи в сраженье,
Тот помолиться должен им смиренно".
Арабы устремляют взоры в землю,
Склоняют головы в блестящих шлемах.
Французы им кричат: "Готовьтесь к смерти.
Сегодня вам не избежать возмездья.
Храни, создатель, Карла от неверных
И ниспошли ему в бою победу". Аой!
     

CCXXXVI
Li amiralz est mult de grant saveir;
A sei apelet sis filz e les dous reis:
"Seignurs barons, devant chevalchereiz,
Mes escheles tutes les guiereiz;
Mais des meillors voeill jo retenir treis:
L'un ert de Turcs e l'altre d'Ormaleis,
E la terce est des jaianz de Malpreis.
Cil d'Ociant ierent e[n]sembl'ot mei,
Si justerunt a Charles e a Franceis.
Li emperere, s'il se cumbat od mei,
Desur le buc la teste perdre en deit.
Trestut seit fiz, n'i avrat altre dreit." AOI.

CCXXXVI
Премудр и светел разумом эмир.
Он двум вождям и сыну говорит:
"Бароны, ваше место - впереди.
Вы поведете в бой мои полки,
Но я себе оставлю лучших три:
Армян отважных, турок удалых,
Мальпрозский полк, где каждый - исполин,
Да оксианский полк добавлю к ним.
Мы Карла и французов разгромим.
Коль с поля он посмеет не уйти,
То головы спесивцу не сносить.
Вполне он эту участь заслужил". Аой!

 

 
CCXXXVII
Granz sunt les oz e les escheles beles;
Entr'els nen at ne pui ne val ne tertre,
Selve ne bois; asconse n'i poet estre;
Ben s'entreveient en mi la pleine tere.
Dist Baligant: "La meie gent averse,
Car chevalchez pur la bataille quere!"
L'enseigne portet Amborres d'Oluferne.
Paien escrient, "Precieuse" l'apelent.
Dient Franceis: "De vos seit hoi grant perte!"
Mult haltement: "Munjoie!" renuvelent. (3300)
Li emperere i fait suner ses greisles,
E l'olifan, ki tres(tu)tuz les esclairet.
Dient paien: "La gent Ca[r]lun est bele.
Bataille avrum e aduree e pesme." AOI.
 

CCXXXVII
Войска несметны, и полки прекрасны.
На ровном месте в бой они вступают.
Нет там ни гор, ни леса, ни оврага.
Насквозь друг друга видят обе рати.
Эмир кричит: "За мною, род проклятый!
Все на коня и битву начинайте".
Несет Амбор из Олоферна знамя,
Звучит "Пресьоз!" - военный клич арабов.
Французы отвечают: "Смерть поганым!" -
И "Монжуа!" в лицо бросают маврам.
Трубят все трубы в войске христианском,
Но Олифан все звуки заглушает.
Враги вопят: "Отважны люди Карла!
Бой предстоит нам долгий и ужасный".

   
CCXXXVIII
Grant est la plaigne e large la cuntree.
Luisent cil elme as perres d'or gemmees,
E cez escuz e cez bronies safrees,
E cez espiez, cez enseignes fermees.
Sunent cez greisles, les voiz en sunt mult cleres;
De l'olifan haltes sunt les menees.
Li amiralz en apelet sun frere,
Co est Canabeus, li reis de Floredee:
Cil tint la terre entresqu'en Val Sevree.
Les escheles Charlun li ad mustrees:
"Veez l'orgoil de France la loee!
Mult fierement chevalchet li emperere;
Il est darere od cele gent barbee.
Desur lur bronies lur barbes unt getees,
Altresi blanches cume neif sur gelee.
Cil i ferrunt de lances e d'espees,
Bataille avrum e forte e aduree:
Unkes nuls hom ne vit tel ajustee."
Plus qu'om ne lancet une verge pelee,
Baligant ad ses cumpaignes trespassees.
Une raisun lur ad dit e mustree:
"Venez, paien, kar jo(n) irai en l'estree."
De sun espiet la hanste en ad branlee;
Envers Karlun la mure en ad turnee. AOI.

CCXXXVIII
Равнина широка, простор безмерен.
На шлемах золотых горят каменья.
Щиты и брони нестерпимо блещут,
Значки на древках копий гордо реют,
И трубы оглашают всю окрестность,
Но Олифан всех труб звончей и резче.
К эмиру призывают Канабея -
Он брат его и правит Флоредеей,
До Валь-Севре он землями владеет.
На войско Карла брату кажет нехристь:
"Взгляните, сколько во французах спеси,
Как Карл на нас бросает взоры дерзко!
Ведет он полк бородачей в сраженье.
Их бороды торчат поверх доспехов.
Как свежий снег на льду, их кудри белы
Мечи у них остры, а копья метки.
Жестокая нас ожидает сеча.
Подобной ей не видел мир вовеки"-
От строя дальше Балиган отъехал,
Чем дальше долетит обструганная ветка,
К дружинам обратился с краткой речью:
"Я проложу вам путь - за мной, смелее!"
Затем эмир потряс копейным древком,
На Карла он направил наконечник. Аой!

 

 

 

CCXXXIX
Carles li magnes, cum il vit l'amiraill,
E le dragon, l'enseigne e l'estandart,
De cels d'Arabe si grant force i par (ar)ad,
De la cuntree unt purprises les parz,
Ne mes que tant (scue)[cume] l'empereres en ad,
Li reis de France s'en escriet mult halt:
"Barons franceis, vos estes bons vassals.
Tantes batailles avez faites en camps!
Veez paien: felun sunt e cuart,
Tutes lor leis un dener ne lur valt.
S'il unt grant gent, d'ico, seignurs, qui calt?
Ki errer voelt, a mei venir s'en alt!"
Des esperons puis brochet le cheval,
E Tencendor li (a)ad fait salz.
Dient Franceis: "Icist reis est vassals!
Chevalchez, bers! Nul de nus ne vus falt."

CXXXIX
Когда эмира Карл узнал в лицо,
Узрел дракона, ратный стяг его,
И множество языческих полков,
Покрывших всю равнину целиком,
Коль не считать тот луг, где встал король,
Французам крикнул в полный голос он:
"Бароны, нет средь вас плохих бойцов.
Вы все не раз со мной ходили в бой.
Пред вами - враг, чей нрав труслив и подл,
В чьей вере правды нету ни на грош.
Пусть мавров много - что нам до того?
Кто смел и в бога верует - за мной."
Коня он тронул шпорой золотой.
Четыре раза прыгнул Тансандор.
Вся рать сказала: "Вот боец лихой!
Мы не покинем вас в бою, сеньер".

 

 

CCXL
Clers fut li jurz e li soleilz luisanz.
Les oz sunt beles e les cumpaignes granz.
Justees sunt les escheles devant.
Li quens Rabels e li quens Guinemans
Lascent les resnes a lor cevals curanz,
Brochent a eit; dunc laisent curre Francs: (3350)
Si vunt ferir de lur espiez trenchanz. AOI.

 

CCXL
Сияет солнце, светел яркий день.
Прекрасны рати, и полков не счесть.
Передние ряды сошлись уже.
Граф Гинеман и рядом граф Рабель
Бросают повод, гонят вскачь коней.
Французы дружно мчатся им вослед,
Разят копьем, пускают в дело мечь. Аой.

 

 

CCXLI
Li quens Rabels est chevaler hardiz,
Le cheval brochet des esperuns d'or fin,
Si vait ferir Torleu, le rei persis,
N'escut ne bronie ne pout sun colp tenir:
L'espiet a or li ad enz el cors mis,
Que mort l'abat sur un boissun petit.
Dient F[r]anceis: "Damnedeus nos ait!"
Carles ad dreit, ne li devom faillir." AOI.

CCXLI
Вот граф Рабель, отважный рыцарь, мчит.
Коня златою шпорой горячит.
Торле, король персидский, встречен им.
Ни щит, ни панцирь мавра не спасли.
Пронзил его Рабель копьем своим,
С седла в кустарник бездыханным сшиб.
Кричат французы: "Бог нас сохранит!
Прав наш король, и долг велит с ним быть". Аой!

 

 

 

CCXLII
E Guineman justet a un rei leutice.
Tute li freint la targe, ki est flurie;
Apres li ad la bronie descunfite;
Tute l'enseigne li ad enz el cors mise,
Que mort l'abat, ki qu'en plurt u kin riet.
A icest colp cil de France s'esc(ri)rient:
"Ferez, baron, ne vos targez mie!
Carles ad dreit vers la gent [pa]iesnie;
Deus nus ad mis al plus verai juise." AOI.

CCXLII
Князь лютичей схватился с Гинеманом,
Но граф его в щит расписной ударил,
Пронзил и раздробил на князе панцирь,
Вплоть до значка всадил копье в араба.
Хоть плачь, хоть смейся,- мертвым пал он наземь.
Французы, видя это, закричали:
"Бароны, в бой! Друзья, не отставайте!
Прав наш король, а нехристи не правы.
Вершит над ними ныне суд создатель". Аой!

 

 

CCXLIII
Malpramis siet sur un cheval tut blanc;
Cunduit sun cors en la presse des Francs.
De (u) uns es altres granz colps i vait ferant,
L'un mort sur l'altre suvent vait trescevant.
Tut premereins s'escriet Baligant:
"Li mien baron, nurrit vos ai lung tens.
Veez mun fils, Carlun le vait querant,
A ses armes tanz barons calunjant:
Meillor vassal de lui ja ne demant.
Succurez le a voz espiez trenchant!"
A icest mot paien venent avant,
Durs colps i fierent, mult est li caples granz.
La bataille est merveilluse e pesant:
Ne fut si fort enceis ne puis cel tens. AOI.

 

CCXLIII
Вот мчит Мальприм на белом скакуне.
В ряды французов с ходу он влетел,
Удары сыплет, бьет что силы есть,
Нагромождает груды мертвых тел.
Эмир в тревоге к войску держит речь:
"Бароны, я вскормил вас с юных лет.
Мой сын пробиться к Карлу захотел,
Но он один, а христиан не счесть.
Бойца смелей я не найду вовек.
На выручку, иль ждет его конец!"
Пускают мавры вскачь своих коней.
Удар их тяжек, натиск их свиреп.
Столь беспощадный бой кипит везде,
Что не видал еще такого свет. Аой!

 

 

CCXLIV
Granz sunt les oz e les cumpaignes fieres,
Justees sunt trestutes les escheles,
E li paien merveillusement fierent.
Deus! tantes hanstes i ad par mi brisees,
Escuz fruisez e bronies desmaillees!
La veisez la tere si junchee:
L'erbe del camp, ki est verte e delgee
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Li amiralz recleime sa maisnee:
"Ferez, baron, sur la gent chrestiene!"
La bataille est mult dure e afichee;
Unc einz ne puis ne fut si fort ajustee;
Josqu'a la [nuit] nen ert fins otriee. AOI.

CCXLIV
Могучи рати, и полки несметны.
Они уже вступили все в сраженье.
Язычники упорны и свирепы.
Творец как много сломано доспехов,
Изрублено щитов, копейных древков!
Взглянуть бы вам, как ими дол усеян.
Ковыль на нем с утра был свеж и зелен.
[Теперь от крови взмок и побурел он.]
Эмир опять кричит полкам неверных:
"Вперед, рубите христиан смелее!"
Упорна и ожесточенна сеча.
Такой еще не видел мир от века.
Одна лишь смерть противников разделит. Аой!

 

 

 

CCXLV
Li amiralz la sue gent apelet:
"Ferez, paien: por el venud n'i estes!
Jo vos durrai muillers gentes e beles,
Si vos durai feus e honors e teres."
Paien respundent: "Nus le devuns ben fere." (3400)
A colps pleners de lor espiez i perdent:
Plus de cent milie espees i unt traites.
Ais vos le caple e dulurus e pesmes;
Bataille veit cil ki entr'els volt estre. AOI.

CCXLV
Эмир к своим язычникам взывает:
"Разите, чтоб победа нам досталась.
Я дам вам женщин, стройных и прекрасных
Уделы и феоды дам в награду".
Арабы молвят: "Мы разим отважно".
Ломаются их копья от ударов.
Берутся за мечи сто тысяч мавров.
Сражение и долго и ужасно.
Тем бой знаком, кто видел эту схватку. Аой!

 

 

CCXLVI
Li emperere recleimet ses Franceis:
"Seignors barons, jo vos aim, si vos crei.
Tantes batailles avez faites pur mei,
Regnes cunquis e desordenet reis!
Ben le conuis que gueredun vos en dei
E de mun cors, de terres e d'aveir.
Vengez voz fi[l]z, voz freres e voz heirs,
Qu'en Rencesvals furent morz l'altre seir!
Ja savez vos cuntre paiens ai dreit."
Respondent Franc: "Sire, vos dites veir."
Itels miliers en ad od sei,
Cumunement l'en prametent lor feiz,
Ne li faldrunt pur mort ne pur destreit.
N'en i ad cel sa lance n'i empleit;
De lur espees i fierent demaneis.
La bataille est de merveillus destreit. AOI.

 

CCXLVI
К французам обращает слово Карл:
"Я вас люблю и доверяю вам.
Вы все сражались за меня не раз,
Немало мне завоевали стран.
В награду вам я все готов отдать -
Богатство, земли, самого себя.
Отмстите лишь за родичей сполна,
За всех, кто в Ронсевале пал вчера.
Вы знаете, кто в этой битве прав".
Французы молвят: "Знаем, государь".
Их двадцать тысяч ровным счетом там.
Они клянутся именем Христа,
Что Карлу будут верны до конца.
Летят они с мечами на врага,
Сшибают мавров копьями с седла.
Кровопролитна битва и страшна. Аой!

 

 

CCXLVII
E Malpramis parmi le camp chevalchet;
De cels de France i fait mult grant damage.
Naimes li dux fierement le reguardet,
Vait le ferir cum hume vertudable.
De sun escut li freint la pene halte,
De sun osberc les dous pans li desaffret;
El cors li met tute l'enseigne jalne,
Que mort [l'abat] entre des altres.

CCXLVII
Мчит на коне Мальприм по полю боя,
Ряды французов беспощадно косит.
Немон его окидывает взором,
По-рыцарски удар ему наносит,
Щит сарацина пробивает с ходу,
Копьем ему пронзает панцирь добрый,
Его со скакуна свергает мертвым
Средь семисот языческих баронов.

 

 

 

CCXLVIII
Reis Canabeus, le frere a l'amiraill,
Des esporuns ben brochot sun cheval;
Trait ad l'espee, le punt est de cristal,
Si fiert Naimun en l'elme principal:
L'une meitiet l'en fruissed d'une part,
Al brant d'acer l'en trenchet .V. des laz,
Li capelers un dener ne li valt;
Trenchet la coife entresque a la char,
Jus a la tere une piece en abat.
Granz fut li colps, li dux en estonat,
Sempres caist, se Deus ne li aidast.
De sun destrer le col en enbracat.
Se li paiens une feiz recuvrast,
Sempres fust mort li nobilies vassal.
Carles de France i vint, kil succurat. AOI.

CCXLVIII
Вот Канабей, эмира младший брат,
Коня ударил шпорами в бока,
Свой меч с хрустальной рукоятью сжал.
Шлем на Немоне прорубила сталь,
Разрезала с размаху пополам,
Все пять ремней нашейных порвала.
Подшлемник задержать не мог удар.
Клинок рассек его на два куска.
Один из них упал к ногам коня.
Немону ни за что б несдобровать,
Но бог помог - не сброшен он с седла:
Успел обнять за шею скакуна.
Когда б ударил мавр еще хоть раз,
Дух испустил бы доблестный вассал.
Тут подоспел к нему на помощь Карл. Аой!

 

 

CCXLIX
Naimes li dux tant par est anguissables,
E li paiens de ferir mult le hastet.
Carles li dist: "Culvert, mar le baillastes!"
Vait le ferir par sun grant vasselage:
L'escut li freint, cuntre le coer li quasset,
De sun osberc li desrumpt la ventaille,
Que mort l'abat: la sele en remeint guaste. (3450)
 

CCXLIX
Смерть герцогу Немону угрожает:
Мавр норовит опять его ударить.
Воскликнул Карл: "Ты будешь, трус, наказан!" -
И на араба ринулся отважно.
Пробил он щит его, к груди прижатый,
Прорезало копье нагрудник вражий.
Пал наземь всадник, а скакун умчался.

 

CCL
Mult ad grant doel Carlemagnes li reis,
Quant Naimun veit nafret devant sei,
Sur l'erbe verte le sanc tut cler caeir.
Li empereres li ad dit a cunseill:
"Bel sire Naimes, kar chevalcez od mei!
Morz est li gluz ki en destreit vus teneit;
El cors li mis mun espiet une feiz."
Respunt li dux: "Sire, jo vos en crei.
Se jo vif alques, mult grant prod i avreiz."
Puis sunt justez par amur e par feid,
Ensembl'od els tels milie Franceis.
N'i ad celoi que n'i fierge o n'i capleit. AOI.

CCL
Почувствовал король большую скорбь,
Когда увидел, что в крови Немон,
Что на траву бежит она ручьем.
Дал герцогу совет разумный он:
"Скачите без опаски вслед за мной.
Противник ваш сражен моим копьем.
В злодея крепко я вогнал его".
Немон в ответ: "Сеньер, я видел все.
Коль буду жив, вам отслужу с лихвой".
Помчались в бой они бок о бок вновь,
Вослед - двадцатитысячный их полк.
Французы рубят и крушат врагов. Аой!
     

CCLI
Li amiralz chevalchet par le camp,
Si vait ferir le cunte Guneman,
Cuntre le coer li fruisset l'escut blanc,
De sun osberc li derumpit les pans,
Les dous costez li deseivret des flancs,
Que mort l'abat de sun cheval curant.
Puis ad ocis Gebuin e Lorain,
Richard le Veill, li sire des Normans.
Paien escrient: "Preciuse est vaillant!
Ferez, baron, nus i avom guarant!" AOI.

CCLI
Мчит по полю на скакуне эмир,
Бьет графа Гинемана что есть сил,
Пронзил копьем прижатый к сердцу щит,
Одним ударом панцирь раскроил,
Отсек все ребра от грудной кости,
С седла христианина мертвым сшиб.
Лорана с Жебоэном он сразил.
Ришар, сеньер нормандцев, им убит.
Язычники вопят: "Коли, руби!
Пресьоз от христиан нас охранит". Аой!

 

 

CCLII
Ki puis veist li chevaler d'Arabe,
Cels d'Occiant e d'Argoillie e de Bascle!
De lur espiez ben i fierent e caplent;
E li Franceis n'unt talent que s'en algent;
Asez i moerent e des uns e des altres.
Entresqu'al vespre est mult fort la bataille,
Des francs barons i ad mult gran damage.
Doel i avrat, enceis qu'ele departed. AOI.

 

CCLII
Взглянуть бы вам на войско Балигана,
На тех аргойльцев, басков, оксианцев!
Неотразимы копий их удары,
Но поля наши им не уступают.
На землю трупы валятся все чаще.
До вечера не утихает схватка.
Урон немалый терпят люди Карла.
Бой кончится - придется им поплакать. Аой!

   
CLIII
Mult ben i fierent Franceis e Arrabit;
Fruissent cil hanste se cil espiez furbit.
Ki dunc veist cez escuz si malmis,
Cez blancs osbercs ki dunc oist fremir,
E cez escuz sur cez helmes cruisir,
Cez chevalers ki dunc veist cair
E humes braire, contre tere murir,
De grant dulor li poust suvenir!
Ceste bataille est mult fort a suffrir.
Li amiralz recleimet Apolin
E Tervagan e Mahumet altresi:
"Mi Damnedeu, jo vos ai mult servit!
Tutes tes ymagenes ferai d'or fin." AOI.
. . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . .
As li devant un soen drut, Gemalfin.
Males nuveles li aportet e dit:
"Baligant, sire, mal este oi baillit.
Perdut avez Malpramis vostre fils,
E Canabeus, vostre frere, est ocis.
A dous Franceis belement en avint. (3500)
Li empereres en est l'uns, co m'est vis:
Granz ad le cors, ben resenblet marchis;
Blanc[he] ad la barbe cume flur en avrill."
Li amiralz en ad le helme enclin,
E en apres sin enbrunket sun vis:
Si grant doel ad sempres quiad murir.
Sin apelat Jangleu l'Ultremarin.

CCLIII
Бьют мавры и французы что есть сил,
Их копья разлетаются в куски.
Взглянуть бы вам, как там дробят щиты,
Услышать бы, как сталь о сталь звенит,
Как в панцири врезаются клинки,
Как наземь тот, кто сбит с коня, летит,
Как издает он перед смертью крик,-
Вам этого до гроба не забыть.
Сраженье все неистовей кипит.
Вот Аполлена стал эмир молить
И Тервагана, Магомета с ним
"Я вам служил, кумиры ваши чтил.
Из золота я их велю отлить
[Лишь помогите Карла победить]".
Вдруг Жемальфен эмиру возвестил -
Ему был другом этот сарацин
"Сеньер, для вас день нынче несчастлив:
Пал от руки врага ваш сын Мальприм,
И Канабей, ваш брат, в бою погиб,
Сразили два христианина их.
Карл, мнится мне,- один из их убийц!
Уж больно у него могучий вид
И бел апрельский цвет его седин".
Шлем наклонил, услышав весть, эмир,
От горя головой на грудь поник.
Он так скорбит, что свет ему не мил,
Позвать Жангле Заморского велит,

 

 

 

CCLIV
Dist l'amiraill: "Jangleu, venez avant!
Vos estes proz e vostre saveir est grant;
Vostre conseill ai oc evud tuz tens.
Que vos en semblet d'Arrabiz e de Francs?
Avrum nos la victorie del champ?"
E cil respunt: "Morz estes, Baligant!
Ja vostre deu ne vos erent guarant.
Carles est fiers e si hume vaillant;
Unc ne vi gent ki si fust cumbatant.
Mais reclamez les barons d'Occiant,
Turcs e Enfruns, Arabiz e Jaianz.
Co que estre en deit, ne l'alez demurant."

CCLIV
Воскликнул Балиган, "Ко мне, Жангле!
Вы - мудрый и правдивый человек,
Ценил я неизменно ваш совет.
Скажите мне, кто должен одолеть,
Кто - я иль Карл - в бою одержит верх?"
А тот ответил: "Суждена вам смерть,
Вас боги ваши не спасут уже.
Французы храбры, и король их смел,
Таких бойцов не видел я вовек.
Но все же бросьте клич - пусть бьются все:
Мавр, оксианец, турок, энфр и перс,
Что б нас ни ждало, медлить смысла нет",

 

 

CCLV
Li amiraill ad sa barbe fors mise,
Altresi blanche cume flur en espine:
Cument qu'il seit, ne s'i voelt celer mie.
Met a sa buche une clere buisine,
Sunet la cler, que si paien l'oirent;
Par tut le camp ses cumpaignes ralient.
Cil d'Ociant i braient e henissent,
Arguille si cume chen i glatissent;
Requerent Franc par si grant estultie,
El plus espes ses rumpent e partissent:
A icest colp en jetent mort milie.

 

CCLV
Эмир по латам бороду расправил,
Она белей боярышника в мае.
Что б ни было, он прятаться не станет,
К устам трубу язычник прижимает,
Трубит в нее, чтоб слышали все мавры,
Мчит по полю и нехристей скликает,
Заржали и завыли оксианцы,
Залаяли аргойльцы по-собачьи,
На христиан неистово помчались,
Полки их смяли и ряды прорвали,
Семь тысяч их убили басурмане,

 

 

CCLVI
Li quens Oger cuardise n'out unkes;
Meillor vassal de lui ne vestit bronie.
Quant de Franceis les escheles vit rumpre,
Si apelat Tierri, le duc d'Argone,
Gefrei d'Anjou e Jozeran le cunte,
Mult fierement Carles en araisunet:
"Veez paien cum ocient voz humes!
Ja Deu ne placet qu'el chef portez corone,
S'or n'i ferez pur venger vostre hunte."
N'i ad icel ki un sul mot respundet:
Brochent ad eit, lor cevals laissent cure,
Vunt les ferir la o il les encuntrent.

CCLVI
Ожье Датчанин сроду не был трусом.
Вовеки мир бойца не видел лучше.
Заметил он, что дрогнули французы,
Велел позвать Тьерри-аргонца тут же
И Жозерана с Жоффруа Анжуйским
И молвил Карлу гордо и разумно:
"Взгляните, как арабы наших рубят.
Пускай венца лишит вас вездесущий,
Коль отомстить у вас не хватит духу".
Все промолчали: отвечать нет нужды.
Коней бароны шпорят, вскачь несутся,
Язычников нещадно бьют повсюду. Аой!

 

 

 

CCLVII
Mult ben i fiert Carlemagnes li reis, AOI.
Naimes li dux e Oger li Daneis,
Geifreid d'Anjou ki l'enseigne teneit.
Mult par est proz danz Ogers li Daneis!
Puint le ceval, laisset curre ad espleit,
Si vait ferir celui ki le dragun teneit,
Qu'Ambure cravente en la place devant sei
E le dragon e l'enseigne le rei. (3550)
Baligant veit sun gunfanun cadeir
E l'estandart Mahumet remaneir.
Li amiralz alques s'en aperceit
Que il ad tort e Carlemagnes dreit.
Paien d'Arabe s'en turnent plus .
Li emperere recleimet ses parenz:
"Dites, baron, por Deu, si m'aidereiz."
Respundent Francs: "Mar le demandereiz.
Trestut seit fel ki n'i fierget a espleit!" AOI.

CCLVII
Разят арабов император Карл,
Ожье, Немон, анжуец Жоффруа,
Что носит императорский штандарт.
Особенно Ожье Датчанин храбр.
Коню он шпоры дал, понесся вскачь,
Убил того, кто нес с драконом стяг:
Ожье Амбора вышиб из седла,
Конем хоругвь эмира растоптал,
Эмир увидел, что дракон упал,
Что знамя Магомета - у врага,
И понял тут язычник Балиган,
Что Карл Великий прав, а он не прав.
Поприутихла ярость басурман.
Карл вопрошать своих баронов стал:
"Достаточно ли сил еще у вас?"
А те в ответ: "Не тратьте зря слова.
Позор тому, кто не разит сплеча!" Аой!

 

 

CCLVIII
Passet li jurz, si turnet a la vespree.
Franc e paien i fierent des espees.
Cil sunt vassal ki les oz ajusterent.
Lor enseignes n'i unt mie ubliees:
Li amira[l]z "Preciuse!" ad criee,
Carles "Munjoie!", l'enseigne renumee.
L'un conuist l'altre as haltes voiz e as cleres;
En mi le camp amdui s'entr'encuntrerent:
Si se vunt ferir, granz colps s'entredunerent
De lor espiez en lor targes roees.
Fraites les unt desuz cez bucles lees.
De lor osbercs les pans en desevrerent:
Dedenz cez cors mie ne s'adeserent:
Rumpent cez cengles e cez seles verserent,
Cheent li rei, a tere se turbecherent,
Isnelement sur lor piez releverent.
Mult vassalment unt traites les espees.
Ceste bataille n'en ert mais destornee:
Seinz hume mort ne poet estre achevee. AOI.

 

CCLVIII
День миновал, вечерний час подходит,
Но меч враги не вкладывают в ножны.
Отважны те, кто рати свел для боя.
Их ратный клич звучит, как прежде, грозно,
"Пресьоз!" - кричит эмир арабский гордо,
Карл "Монжуа!" в ответ бросает громко.
По голосу один узнал другого.
Сошлись они на середине поля.
Тот и другой пускают в дело копья,
Врагу удар наносят в щит узорный,
Его пронзают под навершьем толстым,
Распарывают на кольчугах полы,
Но невредимы остаются оба.
Полопались у них подпруги седел.
С коней бойцы свалились наземь боком,
Но на ноги вскочили тотчас ловко,
Свои мечи булатные исторгли,
Чтоб снова продолжать единоборство.
Одна лишь смерть конец ему положит. Аой!

 

 

CCLIX
Mult est vassal Carles de France dulce;
Li amiralt, il nel crent ne ne dutet.
Cez lor espees tutes nues i mustrent,
Sur cez escuz mult granz colps s'entredunent,
Trenchent les quirs e cez fuz ki sunt dubles;
Cheent li clou, si pecerent les bucles;
Puis fierent il nud a nud sur les bronies;
Des helmes clers li fous en escarbunet.
Ceste bataille ne poet remaneir unkes,
Josque li uns sun tort i reconuisset. AOI.

CCLIX
Отважен милой Франции властитель,
Но даже он не устрашит эмира.
Враги мечи стальные обнажили,
Бьют по щитам друг друга что есть силы,
Навершья, кожа, обручи двойные -
Все порвалось, расселось, расскочилось.
Теперь бойцы одной броней прикрыты.
Клинки из шлемов высекают искры.
Не прекратится этот поединок,
Пока эмир иль Карл не повинится. Аой!

 

 

 

CCLX
Dist l'amiraill: "Carles, kar te purpenses,
Si pren cunseill que vers mei te repentes!
Mort as (...) mun filz, par le men esciente;
A mult grant tort mun pais me calenges;
Deven mes hom, en fedeltet voeill rendre;
Ven mei servir d'ici qu'en Oriente!"
Carles respunt: "Mult grant viltet me sembl[e];
Pais ne amor ne dei a paien rendre.
Receif la lei que Deus nos apresentet,
Christientet, e pui te amerai sempres;
Puis serf e crei le rei omnipotente!"
Dist Baligant: "Malvais sermun cumences!" (3600)
Puis vunt ferir des espees qu'unt ceintes. AOI.

CCLX
Эмир воскликнул: "Карл, совету внемли:
В вине покайся и проси прощенья.
Мой сын тобой убит - то мне известно.
Ты беззаконно вторгся в эту землю,
Но коль меня признаешь сюзереном,
Ее получишь в ленное владенье".
"Мне это не пристало,- Карл ответил.-
С неверным я не примирюсь вовеки.
Но другом буду я тебе до смерти,
Коль ты согласен воспринять крещенье
И перейти в святую нашу веру".
Эмир ответил; "Речь твоя нелепа".
И вновь мечи о брони зазвенели. Аой!

 

 

CCLXI
Li amiralz est mult de grant vertut.
Fier Carlemagne sur l'elme d'acer brun,
Desur la teste li ad frait e fendut;
Met li l'espee sur les chevels menuz,
Prent de la carn grant pleine palme e plus:
Iloec endreit remeint li os tut nut.
Carles cancelet, por poi qu'il n'est caut;
Mais Deus ne volt qu'il seit mort ne vencut.
Seint Gabriel est repairet a lui,
Si li demande: "Reis magnes, que fais tu?"

 

CCLXI
Эмир великой силой наделен -
Бьет Карла он по голове мечом.
Шлем разрубил на короле клинок,
Проходит через волосы его,
Наносит рану шириной в ладонь,
Срывает кожу, оголяет кость.
Шатнулся Карл, чуть не свалился с ног,
Но не дал одолеть его господь.
Е нему послал он Гавриила вновь,
И ангел молвил: "Что с тобой, король?"

 

 

CCLXII
Quant Carles oit la seinte voiz de l'angle,
N'en ad pour ne de murir dutance;
Repairet loi vigur e remembrance.
Fiert l'amiraill de l'espee de France,
L'elme li freint o li gemme reflambent,
[T]renchet la teste pur la cervele espandre
[E] tut le vis tresqu'en la barbe blanche,
Que mort l'abat senz nule recuvrance.
"Munjoie!" escriet pur la reconuisance.
A icest mot venuz i est dux Neimes:
Prent Tencendur, muntet i est li reis magnes.
Paien s'en turnent, ne volt Deus qu'il i remainent.
Or sunt Franceis a icels qu'il demandent.

CCLXII
Король услышал, что промолвил ангел.
Забыл о смерти он, забыл о страхе.
К нему вернулись разом мощь и память.
Мечом французским он врага ударил,
Пробил шишак, украшенный богато,
Лоб раздробил, разбрызгал мозг араба,
До бороды рассек эмира сталью.
Упал язычник, и его не стало.
Клич "Монжуа!" бросает император.
Немон, услышав это, к Карлу скачет
И сесть на Тансандора помогает.
Бегут арабы: так судил создатель.
Услышал он мольбы французов наших.

 

 

 

CCLXIII
Paien s'en fuient, cum Damnesdeus le volt.
Encalcent Francs e l'emperere avoec.
Co dist li reis: "Seignurs, vengez voz doels,
Si esclargiez voz talenz e voz coers,
Kar hoi matin vos vi plurer des oilz."
Respondent Franc: "Sire, co nus estoet."
Cascuns i fiert tanz granz colps cum il poet.
Poi s'en estoerstrent d'icels ki sunt iloec.

CCLXIII
Бегут арабы. так судил творец.
Карл и бароны мчатся им вослед.
Король кричит: "Вершите суд и месть!
Воздайте за родных и за друзей,
Вы утром их оплакивали смерть".
"Да будет так!" - гремят полки в ответ,
Французы мавров бьют что силы есть,
Удастся лишь немногим уцелеть,

 

 

CCLXIV
Granz est li calz, si se levet la puldre.
Paien s'en fuient e Franceis les anguissent;
Li enchalz duret d'ici qu'en Sarraguce.
En sum sa tur muntee est Bramidonie,
Ensembl'od li si clerc e si canonie
De false lei, que Deus nen amat unkes:
Ordres nen unt ne en lor chefs corones.
Quant ele vit Arrabiz si cunfundre,
A halte voiz s'escrie: "Aiez nos, Mahum!
E! gentilz reis, ja sunt vencuz noz humes,
Li amiralz ocis a si grant hunte!"
Quant l'ot Marsilie, vers sa pareit se turnet,
Pluret des oilz, tute sa chere enbrunchet:
Morz est de doel. Si cum pecchet l'encumbret,
L'anme de lui as vifs diables dunet. AOI.
 

CCLXIV
Зной нестерпим, и пыль столбом клубится.
Французы мчат вдогонку сарацинам,
На Сарагосу скачут вслед за ними.
Меж тем на башню Брамимонда вышла,
Стоит она на ней с неверным клиром,
А у него и вид богопротивный,
И сана нет, и темя не побрито.
Победу Карла королева видит
И восклицает: "Магомет, спаси нас!
О государь пресветлый, мы погибли.
Пал Балиган позорной смертью в битве".
Лицо к стене поворотил Марсилий,
Заплакал, долу головой склонился
И принял, нераскаянный, кончину,
И завладел его душой нечистый. Аой!

 

 

CCLXV
Paien sunt morz, alquant cunfundue,
E Carles ad sa bataille vencue.
De Sarraguce ad la porte abatue: (3650)
Or set il ben que n'est mais defendue.
Prent la citet, od sa gent i est venue;
Par poestet icele noit i jurent.
Fiers est li reis a la barbe canue,
E Bramidonie les turs li ad rendues:
Les dis sunt grandes, les cinquante menues.
Mult ben espleitet qui Damnesdeus aiuet.
<<<

CCLXV
Спасаются арабы, кто как может.
Закончил битву Карл победой полной.
Повержены ворота Сарагосы.
Французы видят. беззащитен город.
Король в столицу мавров вводит войско.
В ней на привал он станет этой ночью,
Горд и доволен Карл седобородый:
Ему сдала все башни Брамимонда -
Больших десяток, малых за полсотни.
Победа с тем, над кем десница божья!
>>>