<< ЭПОСЫ   "ИЛИАДА" И "ОДИССЕЯ"  

Одиссей (Улисс), уплывающий от Циклопа

"ОДИССЕЯ" : ТЕКСТЫ

Внизу дан отрывок из "Одиссеи" (Песнь I, 325-364) на древнегреческом языке с дословным переводом на русский. Дословный перевод сделан В.А. Жуковским.


 

И среди них аэд пел знаменитый, и они молча
сидели, слушая. И он ахейцев возвращенье пел
бедственное, которое из Трои назначила Паллада Афина. И его в верхнем покое тронула душу вдохновенная песня дочери Икария, разумной Пенелопе
и по лестнице высокой она спустилась своего дома,
не одна, с нею конечно, служанки две следовали.
И она, когда уже женихов достигла, прекрасная жена,
тогда она встала близ косяка прочно устроенной палаты, перед щеками подняв блистающее головное покрывало; и служанки, конечно, ее усердные по бокам стали рядом.



И, заплакав, тогда обратилась она к божественному певцу: "Фемий, много ведь другого приятного ты знаешь, - деянья богов и людей - все какие только воспевают певцы; так из них что-нибудь пой, присутствуя здесь, они же, молча, вино пусть пьют, а от этой воздержанной песни мрачной, которая мне постоянно в груди мое сердце терзает, так как меня в высшей степени постигло страдание неизгладимое;



Ибо по столь (славной) голове тоскую, вспоминая постоянно мужа, чья слава широка по Элладе и срединному Аргосу".

 

И в свою очередь ответил рассудительный Телемах:
"Мать моя, что же это ты препятствуешь любимому певцу услаждать (нас), как у него ум вдохновляется, Ведь не певцы виновники (бед), но, скорее, Зевс виновен, который посылает людям хлебоядным, как хочет, каждому. И этому (Фемию) нельзя ставить в вину, что он данаев злую судьбу поет; ибо ту песню более хвалят люди, которая слушателям новейшей звучит.



И пусть у тебя выдержит сердце и дух слушать:
ведь не один Одиссей утратил день возврата
в Трое, а и много других мужей погибло.
Однако, в дом пойдя, своими дела веди, (ткацким) станом и прялкой, да служанками приказывай
заниматься работой, - речь же мужчин будет заботить
всех, а более всех - меня, которого ведь власть есть в доме".



И вот она, изумившись, назад в дом уже ушла;
сына ведь речь рассудительную запечатлела в сердце.
И, наверх взойдя со служанками-девушками,
оплакивала она тогда Одиссея, милого супруга , (до тех пор), пока ей сон сладкий на веки не набросила сероглазая Афина.